Import substitution! (open editorial by Eddie Astanin, Chairman of the Executive Board, NSD)

12 September 2016
Print version

Последнее размещение евробондов РФ показало, что по уровню надежности и технологий НРД сопоставим с авторитетными мировыми инфраструктурными компаниями

Весь прошлый год РФ как эмитент на внешние рынки капитала не выходила. Но в программе заимствований-2016 такое намерение было заявлено. В начале февраля Минфин конкретизировал планы, сообщив о планируемом размещении еврооблигаций на 3 млрд долларов. Однако многие сомневались, что сделка произойдет.

Начиная с 2014 года в условиях санкций внешние рынки капитала для страны фактически закрылись. Хотя до этого момента каналы по привлечению ресурсов под долговые обязательства государства работали четко. Санкционная пауза длилась свыше года. И вот — заявка на размещение. Анализируя информацию о грядущем выпуске еврооблигаций, участники финансовой системы понимали, что российский Минфин ставит цель не только привлечь ресурсы с рынка, но также протестировать саму возможность займа. С момента наложения санкций позиции России как суверенного заемщика не ухудшились ни на йоту, но геополитика искажала ситуацию очень сильно. Стало известно, что власти США, а затем и Еврокомиссия настоятельно рекомендовали западным банкирам воздержаться от участия в российском проекте. И по факту банки от предложенной возможности отказались (как известно, Минфин направлял предложения в общей сложности 25 иностранным организациям).

Кроме того, под вопросом было также участие в сделке западных инфраструктурных организаций — международных расчетно-клиринговых систем (ICSDs) — Euroclear и Clearstream. То есть под вопросом оказалась вся привычная схема: и заключение сделки, и клиринг, и расчеты.

Хотя формально на российский Минфин никто санкций не накладывал, тем самым не ограничивая возможности РФ как эмитента. Но это формально. По факту же внешняя среда была крайне неблагоприятна. В этих сложных условиях Министерство финансов приняло серьезное и достаточно смелое решение: произвести размещение облигаций государственного долга, используя исключительно инфраструктуру отечественного финансового рынка. В частности, перед НРД была поставлена задача обеспечить расчеты и последующее обслуживание евробондов, включая новые для нас функции фискального агента.

Недостатка в радикально скептических прогнозах не было, некоторые наблюдатели даже предрекали полный крах: РФ не получит ни цента. Но все получилось. 23 мая Минфин завершил размещение десятилетних еврооблигаций в объеме 1,75 млрд долларов. Что, несомненно, больше цента. Итоговая доходность облигаций составила 4,75%.

Для НРД возможность участия в таком проекте была несколько неожиданной, но, безусловно, почетной. При этом мы были уверены, что НРД сможет выполнить поставленную задачу — с точки зрения и юридической правомочности, и технологически. Подтверждение тому – сроки, в которые был осуществлен этот проект. С момента предложения принять участие в размещении до проведения собственно расчетов по сделкам прошел всего месяц. И вот размещение состоялось, создав довольно интересный прецедент. Раньше такие сделки, как правило, проходили со значительным участием иностранных финансовых компаний: среди организаторов выпуска было много западных банков, расчеты и клиринг обеспечивал Euroclear и/или Clearstream. Новый же выпуск обслуживал один андеррайтер, причем это была российская компания «ВТБ капитал», да и головным депозитарием для западных учетно-расчетных институтов стал НРД, тогда как прежде было ровно наоборот.

Теперь схема выпуска госдолга может реализоваться разными способами: она может быть и прежней (с преобладанием иностранных участников), и новой (только через отечественных игроков). Причем выбирает схему Минфин, поскольку теперь у него есть выбор из двух схем, и эта возможность выбирать позволяет Минфину работать более гибко.

Конечно, я не берусь утверждать, что схемы абсолютно равноценны. Однако выбор возможен за счет того, что каждому игроку присущ свой баланс плюсов и минусов. Euroclear, безусловно, обладает более существенной международной клиентской базой. Кроме того, он более капитализирован, известен, у него мощный бренд и деловая история — все это плюсы. Свои плюсы есть и у НРД: мы законодательно признаны в качестве системообразующего института, нас регулирует специальный закон. НРД — российская компания, влиять на которую зарубежным властям невозможно. К тому же в международной индустрии центральных депозитариев НРД — тоже бренд.

Если продолжить сравнивать, то продуктовые линейки у Euroclear и Clearstream шире. Все-таки они работают на рынке много десятилетий. Они развивались эволюционно, но мы — более динамично, используя накопленный индустрией опыт. Поэтому сейчас НРД обладает всеми базовыми технологиями центрального депозитария, востребованными отечественными и иностранными клиентами. А вот с точки зрения тарифов сильной разницы между тремя игроками — НРД, Euroclear и Clearstream — нет. По тарифам и базовым сервисам НРД вполне конкурентоспособен. Кроме того, с 1 июля текущего года НРД ввел возможность проведения всех типов корпоративных действий в электронной каскадной форме. В этой области мы оказались одни из самых продвинутых. К примеру, на развитом американском рынке таких технологий нет. У них масштаб рынка таков, что для внедрения подобных новшеств нужны колоссальные усилия и колоссальные затраты. Передовые технологии подобного типа есть на рынках Кореи, Турции, Тайваня.

Говоря о состоявшемся размещении, можно сказать, что технологически размещение еврооблигаций прошло по той же схеме, по которой обычно Минфин проводит размещение облигаций федерального займа. Применительно к евробондам последовательность операций была устроена так: заявка клиента на покупку ценных бумаг отдается его кастодиану, кастодиан передает заявку брокеру, брокер покупает, затем идет расчет сделки в валюте через счета НРД в иностранных банках. Здесь на нашем рынке «двигаются» бумаги, там – «двигаются» деньги. Клиринг — это расчет обязательств и требований плюс поставка денег/бумаг; эти обязательства в НРД передает андеррайтер.

В конкретной сделке — по размещению еврооблигаций — имелась лишь одна особенность: валюта расчетов (доллары). Но расчеты в валюте НРД может проводить на условиях «поставка против платежа», DVP. Даже точнее: мы умеем очень хорошо делать любые расчеты на этих условиях. В мире практикуются три схемы клиринга. DVP-1 — когда рассчитывается сделка за сделкой. DVP-2 — когда денежные позиции неттируются, а ценнобумажные рассчитываются сделка за сделкой (такая технология сейчас очень популярна у иностранных участников, работающих на российском внебиржевом рынке). И DVP-3 — когда неттируются и деньги, и бумаги. Для НРД все три технологии являются рабочими: совершенно не представляет проблемы дать клиенту именно ту технологию, которую он выбрал, исходя из своих соображений. Любая технология гарантирует, что клиент получает свою часть — либо бумаги, либо денежные средства в валюте — максимально быстро.

Размещение еврооблигаций РФ в тесной кооперации с андеррайтером стало возможным, в том числе, и по причине отлаженности технологии. Мы предпринимали большие усилия для того, чтобы работать на уровне крупных мировых игроков, причем стали это делать давно. Отрабатывали и юридическую сторону дела, и технологии, и, собственно говоря, деловые практики. Например, мы регулярно встречались с крупными американскими фондами и рассказывали им, что все параметры и характеристики НРД соответствуют их рыночным правилам. Мы создали международную структуру — International Consulting Committee, куда входят представители крупнейших международных кастодиальных и инвестиционных банков, а также инфраструктурных организаций. НРД получил подтверждение о соответствии всем требованиям, предъявляемым к «приемлемому депозитарию», и соответствует критериям, определенным правилом 17f-7 американского закона об инвестиционных компаниях. Закон о центральном депозитарии был сформулирован таким образом, чтобы дать четкие юридические посылы: центральное звено российской посттрейдинговой инфраструктуры соответствует всем глобальным критериям.

В результате возник комплекс факторов: сам бизнес-профиль НРД и его рабочие практики плюс дизайн закона о ЦД плюс выстроенные отношения с крупнейшими иностранными игроками финансового рынка, которые присутствуют на российском рынке. Все это стало работать и на дистанции 3–5 лет дало соответствующий результат. Вернее, результаты. Один из них — то, что размещение еврооблигаций стало возможно осуществлять через отечественную инфраструктуру. Более того, оказалось, что размещать еврооблигации через российскую инфраструктуру не только можно, но это еще и дешевле.

Конечно, НРД будет поддерживать тесные рабочие отношения и с Euroclear, и с Clearstream. Они остаются для нас бенчмарком. Мы очень ценим наши деловые отношения и надеемся на их укрепление и развитие. На рынке ОФЗ только в течение мая-июня 2016 приток средств через корреспондентские счета с ICSDs вырос, в новые выпуски ОФЗ дополнительно пришло свыше 2 млрд долларов. То есть созданные «линки» работают активно, российские облигации госдолга очень популярны среди иностранных инвесторов. Ведь рубль стабилизировался, ставки по гособлигациям хорошие, эмитент понятен и надежен. Новые евробонды ничем от ОФЗ в этом смысле не отличаются. Только валюта номинала разная, да и обращаться евробонды могут как на внутреннем рынке, так и на внешнем. Поэтому «линки», существующие для ОФЗ, корпоративных бондов и акций, работают и для еврооблигаций. Впоследствии и Euroclear допустил к обслуживанию новый выпуск российских евробондов, тем самым придав новый импульс интересу инвесторов к бумагам на вторичном рынке. Словом, получилась хорошая рабочая модель — первичное размещение посредством локальной инфраструктуры, что минимизирует внешние и политические риски и снижает расходы, а обращение на вторичном рынке — через ICSDs и «линки» с другими центральными депозитариями. Теперь ее можно тиражировать, к примеру, для эмитентов госдолга на постсоветском пространстве. Понимая, что есть два канала — «линки» с Euroclear и Clearstream, — через которые иностранные инвесторы смогут «дотянуться» до этих бумаг, получить их в свое владение. Причем ценные бумаги, выпускаемые этими эмитентами, могут торговаться как в России, так и на глобальном рынке: обеспечивается совершенно свободный переток.

Ценность «линков» состоит в том, что они избавляют клиентов от необходимости открывать счета на всех площадках, на всех рынках. Не надо дублировать функции — достаточно подключиться к сети центральных депозитариев. Не нужен дополнительный персонал, не нужны дополнительные организационные усилия: в конечном итоге все это значительно снижает расходы. Все эти схемы великолепно работают, если партнер надежен.

В общем, если кто-то и хотел кому-то навредить, то получилось неоднозначно. История с размещением евробондов через НРД показала, что российский центральный депозитарий имеет абсолютно тот же уровень надежности, что и авторитетные мировые инфраструктурные компании.

Ask question
— Mandatory fields
 
Send your request and our specialists will contact you as soon as possible
— Mandatory fields
 
Оставить заявку Попробовать E-VOTING